Публикации и инновации

Статьи и материалы

Неординарный жизненный и профессиональный путь директора АКБ Modus Group Никоненко Е. В.

Психолог, социолог, разведчик и художник, — угадайте, кто он по профессии. Ответ, неожиданный только для непосвящённых, — это архитектор. По крайней мере, так утверждает Евгений Никоненко, обладатель премии “Архитектурный триумф-2006”, наверное, одной их самых безопасных премий за всю его карьеру. Хотя в случае с этим архитектором наверняка сказать ничего нельзя.

Мистер скандал или особая биография
Любое заседание градостроительного совета, на котором рассматривается проект Евгения Никоненко, сопровождается в лучшем случае горячими спорами, в худшем — щедро тиражированным в медиа скандалом. При этом сам Евгений не то что на скандалиста, даже на горячего спорщика не похож. Классическое образование, продолжатель архитектурной династии, больше тридцати лет в профессии, и прочая, прочая… Хотя, возможно, слово “скандал”, в значении “нечто из ряда вон выходящее” исключительно журналистская трактовка событий, а архитекторы воспринимают “бурю и натиск” просто как часть профессии, особенно, если начинали так, как Евгений Никоненко. Впрочем, сомневаюсь, что найдётся ещё одна такая уникальная биография.

Евгений Никоненко: “После института у меня было сразу несколько побед на международных конкурсах. Из-за последнего конкурса, где мы получили первую премию, я залетел в армию. Почему? Потому что уж больно большая премия была, — около ста тысяч долларов, а это был 79-80-й год. И для того, чтобы мне не дать эту премию, меня в течение трёх дней отозвали из Болгарии и забрали в армию с визой прокурора области о том, что я уклоняюсь от службы. Причём предложение было сделано отслужить сразу после получения чека на эту сумму.

Я чек не отдал и уехал служить. Заслали меня в Сибирь, остров Доманский, на Китайскую границу в Забайкайлье. Минус пятьдесят нормальная температура. Чек я передал жене, говорю, поедешь позже весной и получишь премию в банке. Но ничего не вышло, она поехала как турист и в ЧОПе, на границе, ее остановили и чек забрали.

А по условиям конкурса деньги хранятся в заграничном банке два года, если за два года автор не изымает деньги, то они передаются государству. Так и произошло, — деньги передали государству, а меня через неделю после этого увольняют из армии, иди гуляй, свободен.

Я обращаюсь в посольство, — “Могу я еще приехать”? Они говорят: “Извините, поезд ушёл, требуйте теперь у государства”.

Я попытался,  отвечают “не имеете права”. А тогда Майя Плисецкая организовывала какое-то движение, что-то о защите прав и свобод граждан, Большому театру тоже не дали какие-то деньги, в общем, нас привлекли туда.

Когда я вернулся в Харьков, мне говорят: “Вам областной комитет решил выделить хорошую квартиру на улице Ленина, это как компенсация за все ваши невзгоды”. Ну что я, — молодая семья, ребенок маленький, — в общем-то я утихомирился.

Но самое смешное, что я еще будучи в армии, на краю света без права выезда, получил вторую премию на всесоюзном конкурсе “Дом для молодой семьи”. Мне друзья из Москвы прислали программу конкурса, я отправил проект, и как назло опять получаю премию, вторую по Союзу. Это тоже большие очень деньги были, но получить их я опять не могу. Я написал письмо о том, что когда уволюсь, к вам приеду.

“А Вы кто такой? Как это уволюсь?!”

Я говорю: “Ну я вообще-то архитектор, но сейчас у меня ни паспорта нет, ни документов никаких, я служу в армии”. На меня опять открывается уголовное дело в Москве, что я у кого-то украл этот проект. А уже премия выписана, журналы вышли с фотографиями моего проекта. “Как Вы могли, вся Москва участвовала, Петербург, все города СССР, даже Польша участвовала и Вы получаете вторую премию находясь чёрт-те где?!” Я говорю, понимаете, есть такой фактор — я никогда жильём не занимался, а когда ты работаешь в новом для себя направлении, твои мысли никогда не сходятся с наработкой, потому что нет штампа абсолютно. Они: “Ну, Вы знаете мы поддали сомнению возможность передачи Вам этой премии”. Жена мне тогда говорила, да ну ее эту премию, сейчас опять куда-нибудь зашлют ещё далеко. В конце концов, я, когда уже уволился из армии и прошёл год, эту премию забрал”.

Трудности перевода
Сегодня Евгений Никоненко говорит, что нарастил слоновью шкуру и не боится ни трудностей, ни скандалов.

И подчёркивает, что решение даже самых трудных проблем, для хорошего архитектора — обычное дело. “Архитектор — это психолог, социолог, это разведчик. Не бывает так, что сидит человек, рисует и всё. За любой свой объект нужно бороться, надо добиваться, надо переживать, иначе ничего не получится. И потом, практически всегда заказчик выбирает архитектора на основе конкурса”.

Но победить на конкурсе мало. Проект Никоненко по реконструкции пятиэтажек когда-то выиграл всесоюзный конкурс, потом был в числе избранных на аналогичном отечественном конкурсе, но с тех пор “обновлённая пятиэтажка” в Харькове появилась только одна, на проспекте Маршала Жукова. По версии Никоненко, — вмешалась политика, а точнее, чиновники, которые так и не смогли поделить между собой будущую прибыль от прогнозных доходов проекта.

Если Евгений Никоненко не идёт на конкурс, конкурс приходит к нему. Именно так в активе Евгения появилось здание “Телесенса” и отель “Космополит”.

“Приехали немцы, сделали конкурс. Принимали участие Харьковпроект, Промстройпроект, Харьковремпроект, такие вот крупные фирмы показали немцам свои проекты. Немцы сказали, нет, нам это не нравится. Хозяева этого здания позвонили мне, говорят, может ты знаешь, что немцы хотят.

Я, говорю, ладно подумаю, а они мне: нет, ты не понял, надо завтра к утру.

Я взял и совершенно наглый такой сделал рисунок. Звонят: подъезжай, им понравилось. И опять был скандал, потому что в течение трёх месяцев участвовали все главные институты города, и получилось, что я наступил на горло им. Хотя на самом деле меня попросили владельцы здания, потому что немцы, увидев конкурсные проекты, вообще собирались отказаться финансировать это строительство”.

Меньше всего проблем, как ни странно, создают заказчики, правда и это чаще всего заслуга самого архитектора, а точнее, его профессионализма.

“Я вам тайну профессиональную открою: можно сделать проект так, что не понравиться он не сможет. Но иногда попадаются заказчики, которые сопротивляются не на шутку, и тогда я просто говорю, — “Вы знаете, я жду Ваших предложений”. Через недельку заказчик звонит: “Я подумал, я согласен”.

Таланты и поклонники
Частные дома сейчас Никоненко почти не строит, но был и такой этап в его жизни. Как обычно, не без ярких воспоминаний. “Часто люди подвержены гипнозу, — всем нравится, значит, и мне будет нравиться. Вот покупает себе заказчик картины абстрактные,

а потом тихо-тихо говорит: а можно мне что-нибудь из Шишкина? Или делает интерьер “хай-тек” — современный, холодный, жёсткий, а потом “на ушко” просит: дайте мне в спальне каких-нибудь виньеточек с завитушками, так хочется тепла, доброты. Поэтому архитектор должен докопаться до сущности человека”.

Усложнённый вариант подобной ситуации выглядит так: глава семьи заказывает дом, через неделю визит архитектору наносит супруга заказчика, которая имеет свой взгляд на проект. А ещё через некоторое время в бюро приходит младшее поколение семьи и заявляет, что спроектировать дом необходимо с учётом особенностей семейных взаимоотношений.

“Сколько людей, столько точек зрения. Поэтому важно, сохранить свое и сделать так, чтобы все были удовлетворены. К каждому найти какой-то ход. Я борюсь за свои проекты и чаще всего я побеждаю. Правда, бывают и исключения. Лет пять назад я делал один очень дорогой дом, и когда он был уже полностью готов, заказчик позвонил мне и сказал: “Ты знаешь, я там привёз из Италии корабль мраморных колонн, помоги расставить”. Я попытался объяснить, что это невозможно в этом доме и в таком несусветном количестве. Заказчик настаивал — хочу. Я понимаю: он в Италию ездил, видел этот мрамор. Расставили мы эти колонны и, Вы знаете, мне даже это понравилось. Совершенно холодный такой интерьер, в котором тьма различных мраморных колонн, полированных: и зелёные, и красные, и серые, то есть шизофрения такая, но в этом что-то есть”.

Средняя цена проекта дома, включая все необходимые расчёты, по словам Евгения Никоненко, сегодня в Харькове колеблется от 15 до 30 долларов за квадратный метр. Совет профессионала: ни в коем случает не обижать проектировщика, потому что от его мысли зависит Ваше будущее, Ваши деньги и Ваша судьба, будете дружить с архитектором — сэкономите миллионы.

Мечта архитектора или P.S.
Пухлый портфель заказов, премии и награды, почёт и уважение — что ещё нужно человеку для счастья? Если ты правильно выбрал профессию, то всё вышеперечисленное не имеет значения. Евгений Никоненко утверждает, что главное его удовольствие — это работа, потому что придумывать интересно, потому что никогда не знаешь, откуда придёт к тебе новая идея.

В поисках вдохновения иногда даже не обязательно смотреть вперёд, а можно, например, под ноги.

И тогда старый самолётный пропеллер превратится в элемент нового здания, а разноцветные стёкла, призванные прикрыть ошибки предшественников, станут фирменным стилем огромного комплекса.

А ещё у Евгения Никоненко есть мечта — прочесть будущим архитекторам цикл лекций под названием “Физика стройки”. В основе собственный горький опыт постижения архитектурных и строительных тонкостей, которым, по его словам, в институтах не учат, но которые могут очень дорого обойтись начинающим коллегам и их заказчикам.

Материалы взяты сайта mediaport.info

С ув. архитектор-дизайнер Гордиенко Андрей

There is 1 comment .

Надежда —

Настоящий многогранный человек,мастер своего дела.В нем не одна профессия -архитектора,строителя,инженера,психолога и т.д. и это радует.Побольше бы таких людей,они бесценны.

Reply »

Написать комментарий

© Modus Group 2003 - 2017. Все права защищены Войти